Суббота, 03.12.2016, 16:38

Приветствую Вас Гость | RSS

СТИХИ ОБ ИМЕНАХ  в классической поэзии

Стихи об Именах – казалось бы, что может быть проще?

На самом деле, все не просто. Ведь Имя – это прежде всего символ, вмещающий в себя и мудрость человечества,и динамику современности, и неповторимую изюминку человеческой индивидуальности. Сколько на свете Светлан, Марий,  Диан – и каждая неповторима.

Так же неповторимо и каждое И, хотя сочетает в себе одинаковой набор звуков. Ведь И. - это гораздо более глубокая сущность, чем просто буквы и просто звуки. Какой же должна быть поэзия об И.? Конечно же такой же глубокой, емкой, вмещающей в себя жизни, характеры, философию и мудрость. И вместе с тем простой, доходчивой, близкой по духу и звучанию. Такой поэзии не много, но она есть. К сожалению творчество классиков, посвященное именам еще мало изучено. Поэтому порой трудно  объяснить причины написания того или иного произведения, понять чувства поэта, что побудило его написать стихотворение про то или иное имя? Особенно много писала  на эту тему Марина Цветаева,  Блок, Пушкин, Ахматова, Гиппиус, Мандельштам, Пастернак. Но эти стихотворения уже вошли  в копилку русской и мироваой культуры, поэтому  нам остается проникнуться их энергетикой и попытаться подняться на ступеньку выше обыденных и посредственных стишков, порой  вульгарных и примитивных, которые наводняют интернет. 

Однако они тоже имеют право на жизнь, ведь авторам надо чем-то пополнять свои сайты обновлять их содержание и обязательно делать это с помощью уникального контента. Вот и идет в ход все, что тянет на хотя бы на 80%  в программах проверки  статей на уникальность. Пусть даже там не будет смысла, и будет полно ошибок. Но, хватит о грустном. Читаем классиков и радуемся жизни. 

А.С. Пушкин

Что в имени тебе моем?
Оно умрет, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальний,
Как звук ночной в лесу глухом.
Что в нем? Забытое давно
В волненьях новых и мятежных,
Твоей душе не даст оно
Воспоминаний чистых, нежных.
Но в день печали, в тишине,
Произнеси его, тоскуя.
Скажи: есть память обо мне,
Есть в мире сердце, где живу я...

 Марина Цветаева.

Кто создан из камня, кто создан из глины,—
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело — измена, мне имя — Марина,
Я — бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти —
Тем гроб и надгробные плиты…
— В купели морской крещена — и в полете
Своем — непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня — видишь кудри беспутные эти? —
Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной — воскресаю!
Да здравствует пена — веселая пена —
Высокая пена морская! rish
 
ЗИНАИДA ГИППИУС

ИМЯ
Безумные годы совьются во прах,
Утонут в забвенье и дыме.
И только одно сохранится в веках
Святое и гордое имя.

Твое, возлюбивший до смерти, твое,
Страданьем и честью венчанный.
Проколет, прорежет его острие
Багровые наши туманы.

От смрада клевет - не угаснет огонь,
И лавр на челе не увянет.
Георгий, Георгий! Где верный твой конь?
Георгий Святой не обманет.

Он близко! Вот хруст перепончатых крыл
И брюхо разверстое Змия...
Дрожи, чтоб Святой и тебе не отмстил
Твое блудодейство, Россия!




С. Я. МАРШАК

Имена, имена, имена...
В нашей речи звучат не случайно.
Как загадочна эта страна,
Так и имя - загадка и тайна.

В этой жизни, а может быть, в той
Под земною звездой и небесной
Охраняет любого святой,
Не для каждого, впрочем, известный.

Посреди разоренной земли
На ветру разгорелась рябина.
В сентябре прозвучит Натали,
В октябре отзовется Марина.

И осыплется с веток листва,
Не убавить уже, не прибавить.
Имена ведь - не просто слова,
А почти воплощенная память.

Ради вечной надежды своей
Вспоминайте судьбою хранимых,
Имена самых верных друзей,
даже боль приносивших любимых...

Имена, имена, имена –
В этой жизни звучат не случайно.
Как загадочна наша страна,
Так и имя - загадка и тайна.


***
Если только ты умен, не давай ребятам
Столь затейливых имен, как Паром и Атом.
Удружить хотела мать дочке белокурой,
Вот и вздумала назвать дочку Диктатурой.
Хоть семья ее звала сокращенно Дита,
На родителей была девушка сердита.
Для другой искал отец имя похитрее,
И назвал он, наконец, дочь свою Идея.
Звали мама и сестра девочку Идейкой,
А ребята со двора стали звать Индейкой.
А один оригинал, начинен газетой
Сына Спутником назвал, дочь назвал Ракетой.
Пусть поймут отец и мать, что с прозваньем этим
Век придется вековать злополучным детям.
С.Я. Маршак

Лариса ВАСИЛЬЕВА 
Русские имена

Нет, не из шёлка,
Не из ситца,
А из сурова полотна,
Что на хозяйстве пригодится,
В России сшиты имена.

Лукаво, ласково, степенно,
Легко сплетается венок:
- Алёнка!
- Леночка!
- Елена!
Голубоглазенький Ленок!

Чу – ветер дунул:
- Дуня! Дуня! –
А сам, юродивый, бегом,
Простоволосая колдунья
Идёт по лугу босиком.

Как спелый помидор
Со свёклой
Хозяева соседних гряд –
Румяный Фёдор
С белой Фёклой
На лавке рядышком сидят.

А им на встречу
Зов ненастья,
То затихая, то трубя:
- Спасите!
Утопилась Настя!
Ивана до смерти любя!

И пашет, пашет, пашет
Паша,
Лишь пот стекает ручейком.
Не уставая, машет
Маша
Ему зелёным рукавом.

Привычно, ясно,
Смутно, странно
Живут в России имена.
А степь по имени
Степана
Однажды степью названа


***

Имя твое — птица в руке,
Имя твое — льдинка на языке.
Одно-единственное движенье губ.
Имя твое — пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту.

Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В легком щелканье ночных копыт
Громкое имя твое гремит.
И назовет его нам в висок
Звонко щелкающий курок.
http://stikhi_ob_imenakh/
Имя твое — ах, нельзя! —
Имя твое — поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век.
Имя твое — поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток…
С именем твоим — сон глубок

Марина Цветаева



Т. СУХАНОВОЙ

Нашептала берёзка тайком
Твоё имя - родное и нежное -
Разгоняло оно ветерком
В небесах облака белоснежные.

В колосящихся рожью полях
Разливалось раскрашено золотом,
И на стройных седых тополях
Мягким пухом на ветви накОлото.

И в прозрачной воде ручейка
Цветом радуги вглубь отражается,
И в полёте любви мотылька
В быстротечном весельи купается.

И не меркнет в душе угольком,
Освещая надежду безбрежную,
Нашептала берёзка тайком
Твоё имя - родное и нежное...

Автор СКРИПКИНА ЕВГЕНИЯ

ЛЮБОВЬ...

Кто говорит, в любви нет прока?
Любовь не ведает порока.
Любовь как чистая вода
Она таинственна всегда.
Любовь всегда желанный праздник
В любви – все женщины прекрасны
В любви нет видимых границ.
Любовь как всполохи зарниц.
Пусть наша жизнь не без изъяна
Дождись своей любви Татьяна!
Люби. И будешь ты любима.
А то, что пролетает мимо
Увы, сегодня не твоё.
Как говорится: «Ё моё!»
Всегда находится желанный,
Вошедший в мир, обетованный,
С каких-нибудь других планет
Там, где тебе подобных нет.
Став пред тобою на колени,
Тебе признается: ты гений...
И вдохновенный образ твой
Своею назовёт судьбой.

Автор ТРОШИН Б. А.


ПИСЬМО Т. ЯКОВЛЕВОЙ 

В поцелуе рук ли,
губ ли,
в дрожи тела
близких мне
красный
цвет
моих республик
тоже
должен
пламенеть.
Я не люблю
парижскую любовь:
любую самочку
шелками разукрасьте,
потягиваясь, задремлю,
сказав -
тубо -
собакам
озверевшей страсти.
Ты одна мне
ростом вровень,
стань же рядом
с бровью брови,
дай
про этот
важный вечер
рассказать
по-человечьи.
Пять часов,
и с этих пор
стих
людей
дремучий бор,
вымер
город заселенный,
слышу лишь
свисточный спор
поездов до Барселоны.
В черном небе
молний поступь,
гром
ругней
в небесной драме,-
не гроза,
а это
просто
ревность двигает горами.
Глупых слов
не верь сырью,
не путайся
этой тряски,-
я взнуздаю,
я смирю
чувства
отпрысков дворянских.
Страсти корь
сойдет коростой,
но радость
неиссыхаемая,
буду долго,
буду просто
разговаривать стихами я.
Ревность,
жены,
слезы...
ну их! -
вспухнут веки,
впору Вию.
Я не сам,
а я
ревную
за Советскую Россию.
Видел
на плечах заплаты,
их
чахотка
лижет вздохом.
Что же,
мы не виноваты -
ста мильонам
было плохо.
Мы
теперь
к таким нежны -
спортом
выпрямишь не многих,-
вы и нам
в Москве нужны
не хватает
длинноногих.
Не тебе,
в снега
и в тиф
шедшей
этими ногами,
здесь
на ласки
выдать их
в ужины
с нефтяниками.
Ты не думай,
щурясь просто
из-под выпрямленных дуг.
Иди сюда,
иди на перекресток
моих больших
и неуклюжих рук.
Не хочешь?
Оставайся и зимуй,
и это
оскорбление
на общий счет нанижем.
Я все равно
тебя
когда-нибудь возьму -
одну
или вдвоем с Парижем.

1928  Владимир Маяковский. 

При перепечатывании стихотворения указание фамилии автора и
Активная ссылка на сайт обязательна!

http://aurumm.com/index/stikhi_ob_imenakh/0-4